Пенис: научные и филосовские изыскания (часть 1)

 Научные и филосовские изыскания (часть 1)
Выражаю признательность Светлане Разумной, Вячеславу Скосарю и Людмиле Сидоренко за помощь в подготовке материала.

Весь мир построен иерархично. Кто-то в нём главнее, кто-то подчинённее, кому-то наивно кажется, что он никому не подчиняется и никого не подчиняет, хотя на деле это иллюзия. Не каждому хочется быть Самым Главным, но каждому не хочется быть Самым Последним, а потому выяснение отношений — неизбежно. От силового до сугубо мирного.

От чего зависит, будут ли командовать нами, или будем командовать мы? Если говорить о биологических предпосылках, то — от нашего рангового потенциала. Ранговый потенциал (РП) — это некая, в существенной степени врождённая характеристика особи, позволяющая (или нет) при наличии прочих условий занимать тот или иной ярус в групповой иерархии. Этот потенциал зависит от многих факторов, среди которых важное, особенно у низших животных, значение имеет физическая сила, которая при выяснении отношений никогда не бывает лишней; у более-менее высокоорганизованных на первый план выходят поведенческие особенности, позволяющие побеждать соперников так сказать, психически.

Но нередко бывает так, что ранговый потенциал прямо обозначен на теле особи неким условным знаком, на который другие члены группы могут ориентироваться, и не затевать возможно бессмысленную борьбу, если соперник заведомо выше рангом. К примеру, у ос он показан количеством щетинок, у петухов — высотой их гребня, у оленей — размером и ветвистостью рогов.

А есть такой знак у людей?
Оказывается есть, хотя и только у мужчин. Это половой член, точнее — его размер. Правда, у людей этот знак не имеет той, без преувеличения, абсолютной силы, которую он имеет среди ос и петухов, но при прочих равных условиях он вполне значим. А в сфере половых отношений его значимость совершенно отчётлива, и это очень показательно для нашей темы.

Подтверждают значимость размеров члена и наблюдения за приматами, и исторические данные, говорящие о том, что пенис всегда был знаком не столько сексуальной потенции, сколько власти и могущества. Уже на рисунках каменного века мужчины более высокого социального ранга изображались с более крупными членами. У многих народов были распространёны фаллические культы, наделявшие крупный фаллос различными сверхъестественными возможностями.

Но и в наше время фаллические темы являются одними из наиболее обсуждаемых и интересующих людей (и интерес этот доходит до откровенно нездорового); почтение к большому и неуважение к маленькому наблюдается во всех культурах и временах, вполне оно сохраняется и сейчас. Среди пациентов клиник, практикующих операции по увеличению члена, довольно много бизнесменов, которые больше всего озабочены тем, чтобы «висело солиднее» — ведь сделки часто совершаются в банях, где солидность облика часто влияет на успех сделки, а солидность облика не в последнюю очередь связана со всем набором признаков высокоранговости, к числу которых размер полового члена однозначно относится.

Аналогичные проблемы испытывают балеруны, хотя им конечно проще — они просто подкладывают ваты куда надо. Несолидно как-то, и даже неприлично являть почтеннейшей публике нечто мелкое на этом месте. Если же мужчина, паче чаяния признается в малокалиберности своих мужских достоинств, нередко рискует, в зависимости от интеллигентности окружающих удостоиться от сдавленной смущённой улыбки, до открытого хихиканья в свой адрес.

Культурный человек не подаст виду, но испытает аналогичные чувства. Хотя казалось бы, за что? Можно конечно, отмахиваясь, назвать всё это ничего не значащими предрассудками, но этологи-то хорошо знают, что так называемые «предрассудки» почти всегда имеют под собой инстинктивную основу. Особенно такие, какие практически одинаковы во всём мире. У гарантированно разобщённых народов сходные предрассудки могут возникнуть только в том случае, если у них есть общая генетическая основа; в данном случае — инстинктивное реагирование на размер пениса как на знак РП.

Вплотную к нашей теме примыкает, хотя и выходит уже за её рамки и вопрос про ореол постыдности и унизительности, сопровождающий половые отношения. А всё из-за тесной связи сексуальной сферы жизни людей и инстинктивной иерархии, о чём я писал в [5].

Собственно сам факт колоссального разброса размеров, достигающий для вполне функциональных фаллосов 6-8 кратного (от менее чем 5 до более чем 30 см (здесь и далее размеры эрегированных)), говорит о том, что этот размер носит важную биосигнальную роль. Особенно — если учесть, что размеры остальных органов варьируют лишь примерно вдвое, а какой-то физиологической потребности в таком разнообразии фаллосов нет. В силу этого не приходится сомневаться в том, что размер пениса — знак инстинктивно значимый, реагирование на который происходит по большей части неосознанно, значит относиться к прямым заявлениям респондентов о значимости или незначимости для них размеров члена следует с известной долей критичности.

Хотя инстинктивное реагирование осуществляется на ОБЪЁМ фаллоса, и говоря о размере члена, мы конечно же подразумеваем именно его, однако ввиду сложностей замера объёма далее будем иногда оперировать его длиной как показателем его «крупности». Хотя и будем отдавать себе отчет в том, что объём фаллоса с его длиной лишь коррелирует (см диаграмму ниже), не будучи взаимооднозначным.

Откуда они растут
Физиологически исходный ранговый потенциал определяется как исходной конституцией нервной, мышечной и прочих систем организма, так и текущим уровнем различных гормонов в крови. В их числе, и что для нас сейчас особенно важно — тестостерон, мужской половой гормон, влияющий на агрессивность и амбициозность — качества, наиболее ярко характеризующие мужской РП.

В то же время, половой член приобретает свои окончательные размеры в пубертатном периоде, на которые сильно влияет уровень того же тестостерона в организме в этот период. Чем выше концентрация тестостерона, тем более крупным формируется и половой член! Так что генезис этой зависимости в основных чертах ясен — тестостерон (в числе прочих факторов) влияет сразу и на размер полового члена и на прочие признаки РП.

Другое дело, что уровень тестостерона со временем меняется, причём у всех по разному — он может быть большим в юности, снабдив своего хозяина большим членом, а затем скоро сойти на почти нет, оставив его и без хорошей потенции, и без как такового мужественного вида и поведения. Но может быть и наоборот — когда надо расти члену — его почти нет, но потом гормональные хляби отверзаются, но член-то уже не растёт… Мы не будем рассматривать вопрос о причинах такого непостоянства, так как это уже вопрос больше физиологический (хотя и не без влияния психики), да и не очень важный для нашей темы.

Уместно ещё раз подчеркнуть, что и на размер полового члена, и на РП влияет не только тестостерон (к примеру, размеры члена довольно сильно различаются уже у новорождённых мальчиков, а РП так и вообще очень много от чего зависит), поэтому можно говорить лишь о корреляции, но никак не однозначной зависимости между размером пениса и РП.

Попутно: Как по внешним признакам определить размер члена мужчины? Считается, что таких признаков нет. То есть, ни размер носа, ни размер ступней, пальцев, ни длина языка, ни что-то ещё не могут быть показателем длины члена. Это не совсем так.

С одной стороны — действительно нет признаков, по которым можно точно указать размер полового члена в сантиметрах или дюймах; более того, нет признаков, которые бы могли стопроцентно гарантировать даже сам порядок его величины. Однако говорить о ВЕРОЯТНОСТИ того, что член будет в каком-то случае большим, а в каком-то — маленьким, можно и нужно. Это — признаки рангового потенциала вообще, и уровня тестостерона в частности.

Тестостерон ответственен за чёткость и выраженность вторичных половых признаков, поэтому в пользу гипотезы о крупном члене говорят такие признаки как низкий громкий голос, обилие растительности на теле, коренастое, мускулистое телосложение без больших отложений жира (а если и есть немного жира — то по «мужскому» типу, то есть — в основном на животе, но никак не на ягодицах и бёдрах), рост — несколько выше среднего, не очень длинные ноги, большая физическая сила, специфически «мужественные» черты лица, для немолодых — лысина.

Высокий РП проявляется главным образом поведением — энергичность движений и поступков, склонность к агрессии любого вида, амбициозность, часто открытый и ненасытный интерес к женскому полу. Если же всё наоборот — мужчина имеет астенично-женственные, а то и евнухоидные черты, ведёт вялую пассивную жизнь, уступчив, робок, то член у такого мужчины будет скорее всего не крупнее среднего. Но опять же, о стопроцентной гарантии говорить здесь нельзя — только о шансах.

Просто вид и поведение у такого мужчины — не мужественные. Причём я хочу подчеркнуть, что речь не идёт о разочаровывающей скованности как следствии комплексов мужчины, переживающего по поводу недостаточности своих мужских достоинств, хотя и это бывает. Речь идёт о вполне объективной низкоранговости, ассоциированной с маленьким членом биологически. И наоборот — крупнофаллические мужчины, даже будучи совершенно одетыми, нередко излучают какой-то, (для непосвящённых — мистический) магнетизм, действующий только на женщин, и притягивающий их, словно свет — ночных бабочек…

Но уж если дело дошло до раздевания, то (не будем говорить о случаях, когда отдаться просто «надо», пусть даже с отвращением), то это значит, что какой-никакой настрой скорее всего есть, а следовательно, и удовлетворение какое-никакое тоже. А значит, и размер полового члена получается субъективно как бы неважен. Хотя это на деле иллюзия, наблюдательная селекция — мелкофаллические мужчины практически отсутствуют как половые партнёры, их как бы нет среди мужчин.

Да, женщины часто яростно утверждают, что её и «маленькие» удовлетворяют; однако если удаётся уточнить конкретные значения, то часто выясняется, что «маленькими» они называют 15-17 см, что объективно является средним размером. Но это — самые маленькие из тех, что она видела… С другой стороны, благодаря аналогично ассоциированной с большим членом высокоранговости, обладатели больших членов чаще предпочитаются как половые партнёры, создавая статистическую иллюзию преобладания таких мужчин вообще.

Вот здесь-то и корень этих противоречий! Во-первых, в приблизительности взаимосвязей между размерами и РП; во-вторых — в наблюдательной селекции, когда иная дама может и не подозревать о существовании членов, меньших чем объективно средние, да и те полагать исключительной редкостью. В третьих — нелинейностью зависимости между размерами члена и привлекательностью. То есть, превышение размеров сверх определённого, сравнительно высокого минимума не более чем желательно и не всегда значимо; недостижение же этого минимума может иметь принципиально отрицательное значение.

Впрочем бывает, что и само созерцание маленького члена может быть отвращающим фактором; опять же — как показателя низкоранговости его обладателя, но не как следствие низкой оценки механических возможностей маленького инструмента. Возвращаясь а Наполеону, могу предположить, что его сложности с Жозефиной как раз и проистекали из невозможности для неё воспринять его как высокорангового мужчину (несмотря на все его достижения), и это при том, что добиться благосклонности любой другой женщины для него (как для супер-ВР) не представляло ни малейших трудностей.

В свете сказанного становится ясным, что наиболее доброжелательно к маленьким членам будут относиться низкоранговые и/или низкопримативные женщины. Высокоранговые и высокопримативные женщины напротив, будут склонны к предпочтению крупных членов.

Побочное следствие: Хирургическое или иное механическое увеличение полового члена вряд ли даст существенный эффект в плане половой успешности. Ведь оно не может сильно повлиять на прочие рангоспецифические черты облика и поведения. Витрина (которую к тому же мало кто сможет и захочет увидеть) в этом случае будет просто лгать по поводу самого товара.

(*) «Лука Мудищев» — знаменитая эротическая поэма начала XIX века, в которой сексуально-озабоченная героиня мечтала о «не меньше чем десятивершковом» (это 44.5 см) фаллосе.
Что же получается?

Статистика вполне подтверждает вышеприведённые рассуждения. Среди половых партнёров женщин (здесь и далее — в странах с преимущественно европеоидным населением) доля мужчин с длиной члена менее 11 см составляет не более 2-3%, в то время как сама по себе доля таких мужчин в населении составляет порядка 10-15%.

Напротив, среди таких партнёров доля крупнофаллических (более 20 см) мужчин составляет более половины, хотя в природе таких мужчин тоже не более 15%. Кроме того, согласно [2], обладатели членов с длиной более 17.5 см имеют более 7 половых партнёров в год, а обладатели членов с длиной менее 14.3 см (что, вообще говоря, очень даже средний размер) — не более 3. Жаль, что Эдвардс не выделил в отдельные группы мужчин с пенисами менее 12, менее 8, более 22 и более 26 см — это было бы особенно интересно.

Кроме того, статистику половой активности можно косвенно оценить и по специфике производства презервативов. Европейский стандарт EN 600 предусматривает производство презервативов шириной (полуобхватом) от 44 до 56 мм, чему в среднем соответствует диаметр от 28 до 36 мм, (российский ГОСТ 4645-81 предусматривает ещё более узкие размерные рамки 50-54 мм) однако изделия шириной менее 52 мм (это 33 мм в диаметре) практически совсем не производятся. Торговля предлагает также и нестандартные изделия увеличенного, и особо увеличенного размера.

Для надёжной фиксации презерватива на члене необходим натяг не менее чем 10%; кроме риска соскользнуть, излишне просторный презерватив существенно снижает половые ощущения. С другой стороны, натяг больше полуторакратного вызывает болезненные ощущения, особенно — при надевании, кроме того, при этом возрастает риск разрыва кондома.

Поэтому в идеале презервативы должны бы иметь не менее чем 4-5 размерных градаций, начиная от 28 до 75 мм в ширину, чтобы удовлетворить потребности по возможности всех мужчин, кроме разве что редчайших уникумов. Однако, как было сказано чуть выше, изделия, рассчитанные на члены диаметром менее 36 мм (это в среднем 12.5 см в длину), в продаже просто отсутствуют, а ведь доля таких мужчин в населении составляет не менее 15%.

Размерных градаций всего три, от 52 до 70 мм в ширину, включая нестрандартную Особо Большую. Теоретически это подвергает дискриминации примерно каждого седьмого или даже шестого мужчину, однако протестов почему-то не слышно. Обладателей крупных членов (более 22 см в длину) в природе никак не больше обладателей маленьких (менее 12.5 см), однако презервативы увеличенных размеров выпускаются и успешно продаются, а уменьшенные — нет. Да, обладатели «миньонов» могут стесняться озвучивать свои проблемы, но одной только стеснительностью невозможно объяснить ПОЛНОЕ отсутствие производства маленьких презервативов, тем более зафиксированное в стандарте. Его можно объяснить лишь объективным отсутствием коммерчески приемлемого спроса.

Нет у мужчин потребности в маленьких презервативах! Означает ли это, что обладатели маленьких членов лишены половой жизни вообще? Конечно нет. Однако практически вся она у них ограничивается рамками законного брака, в котором презервативы применяются редко, а сама половая жизнь регулируется скорее писаными, чем инстинктивными законами.

Первобытный же секс таким мужчинам практически заказан, что несомненно говорит об их низкой инстинктивной привлекательности как самцов.

Распределение размеров половых членов. Заимствовано из [2]. Нижняя зелёная линия показывает окружность нерастянутого стандартного презерватива шириной 52 мм., верхняя — окружность полового члена, на котором стандартный презерватив будет достаточно надёжно зафиксирован, не слишком препятствуя половым ощущениям. Наглядно показано, что по меньшей мере 15% мужчин стандартный (фактически — минимальный из доступных) презерватив велик. XXL — окружность нерастянутого презерватива особо большого размера. Верхняя синяя линия — верхняя граница комфортности при использовании такого презерватива. За обозначенной границей — лишь единичные экземпляры.

Итак…
Таким образом, можно считать вполне объяснённой корреляцию между размерами полового члена мужчины и его ранговым потенциалом, по крайней мере — в сфере половых отношений, где ранговый потенциал выражается в сексуальной успешности и востребованности мужчины. Действительно, обладатели крупных членов более привлекательны для женщин, и чаще их удовлетворяют сексуально, однако причина такого явления — не в механике полового акта, а в ассоциированности размеров члена с ранговым потенциалом мужчины, от которого вышеуказанная привлекательность и удовлетворяемость и зависит.

Причём ассоциированность эта двояка — с одной стороны, мужчина воспринимается как низко- или высокоранговый просто в силу обладания маленьким или большим членом (визуальный признак ранга), с другой — размер полового члена с определённой вероятностью ДЕЙСТВИТЕЛЬНО отражает биологически детерминированный РП мужчины, который виден и чувствуется и без созерцания его гениталий, что влечёт предпочтение для коитуса крупнофаллических мужчин без прямой оценки размеров их пениса. Встречающаяся закомплексованность мелкофаллических мужчин по поводу недостаточных размеров их фаллоса является вторичной, и лишь усиливает отмеченные выше закономерности, не являясь их первопричиной.

Получай лучшее на почту!

Похожее

Оставьте комментарий

Случайное